PribalNews.ru
Общие    Политика    Бизнес и экономика    Происшествия и криминал    Культура    Спорт    Архив    Дом и семья   



Второй день рождения Лидии Прониной

21.11.2003 20:03





Среди врачей, как и в любом деле, есть Мастера с большой буквы и есть профаны. Только в отличие от других сфер деятельности встреча больного с гореспециалистом может обернуться для первого самым роковым образом. История, поведанная "ВР" пенсионеркой из Риги Лидией Прониной, - об этом. К счастью, закончилась она благополучно. Но опять же потому, что нашей читательнице повезло: наряду с бракоделамимедиками у нее на пути оказались и профессионалы высокого класса.. "29 сентября утром у меня отнялась правая нога, - пишет нам в письме Пронина. - Она стала холодной, наступать на нее практически было нельзя. Мой семейный врач, с которым я тотчас поделилась бедой, посоветовала немедленно обратиться к хирургу. На следующий день, 30-го, я была уже на приеме у Зайги Бароне, специалиста Дзирциемской поликлиники. Она без колебаний поставила диагноз: тромбоэмболия. И тотчас вызвала "скорую". Меня доставили в Республиканскую клинику имени П. Страдыня. Дежурила в тот день в приемном отделении бригада под руководством Людмилы Климовой. Хирург из состава этой бригады (его фамилию, к сожалению, несмотря на все попытки, установить не удалось), прощупав вены, сказал: это вовсе не тромбоэмболия, а обычный невроз, который лечится в амбулаторных условиях. Как я ни настаивала проверить мои вены тщательнее, вызвать хирурга, специализирующегося именно на сосудах, - все тщетно...

Но невропатолог поликлиники с одного взгляда на мою ногу заявила: "Вы не моя больная, у вас же тромбы..." Нога к тому времени стала совсем белой, боль нарастала не по часам, а по минутам. Я уже не могла без чужой помощи передвигаться. Тогда инициативу взяла в руки снова хирург Бароне. У нее не находилось слов от возмущения по поводу того "футбола", который учинили по отношению ко мне ее коллеги из клиники П. Страдыня. По ее настоянию меня доставила "скорая" в другую клинику - "Гайльэзерс". Уже по тому, как меня осматривали здесь в приемном отделении, я, хоть и дилетант в вопросах медицины, поняла: имею дело со специалистами совсем иного уровня. Меня тотчас подняли в 14-е отделение, специализирующееся на хирургии кровеносных сосудов, и тотчас принялись готовить к операции. По словам заведующего отделением Виталия Звиргздиньша, оперировавшего меня, малейшее промедление могло обернуться необратимыми последствиями. Тромбы, образовавшиеся одновременно в двух сосудах, выросли за время "футбола" уже до 10 сантиметров и напрочь перекрыли доступ крови. Вотвот могла начаться гангрена. Я была в полшаге от потери ноги - это в лучшем случае. Велика была опасность, как меня уверяли в "Гайльэзерсе", и летального исхода. Поэтому после пройденного курса лечения провожал домой меня коллектив 14-го отделения со словами: "Считайте, что 2 октября - это ваш второй день рождения...".

Федот, да не тот.. "Речь идет о Лидии Прониной с ул. Вилипа? - не заглядывая в кондуиты, удивила меня Климова своей редкой памятью даже на знание адресов (не говорю про имена) прошедших через ее руки больных. И окончательно заинтриговала меня утверждением: "Я ждала этой жалобы...".

Пока в больничном архиве искали по моей просьбе историю болезни Прониной, Климова поведала:

- Пронина - из тех самых пациентов, которые считаются неудобными. Она часто прибегает к помощи медиков, но любой контакт с нею моих коллег заканчивался жалобами во все инстанции. Я, правда, столкнулась с нею по долгу службы впервые, но врач "скорой", вверяя мне эту больную в тот день, 30 сентября, предупредила: "Теперь, наконец, и вам суждено познакомиться с этим исчадием ада..." И она действительно была недовольна, требовала одного, другого...

Образ злостного кляузника при таком откровении уже было затмил первоначально созданный мною после прочтения письма образ жертвы врачебного брака. Но не надолго. Не составило труда выяснить, что речь идет о разных Лидиях Прониных. Хотя обе и живут на ул. Вилипа. Бывают же такие совпадения в жизни! Но ощущение, что к халатному выполнению клятвы Гиппократа примешался и низменный мотив сведения счетов с "плохим больным", - прямо скажу, из мерзопакостных, и никак не оставляет меня. Это ж так и мне, к примеру, завтра могут отказать в качественной медицинской помощи, окажись по случаю я в руках тех, кого в этой публикации нелестным словом наделила...

Знакомство с историей болезни подтвердило врачебный брак: больную с предположительным диагнозом "тромбоэмболия" сосудистый хирург не осматривал. Ограничились заключением обычного хирурга из 3-го отделения клиники. Кстати, зовут его Янис Вилманис - Это молодой специалист. Он не настоял на необходимости приглашения ангеохирурга (так называют специалиста по сосудам. - И. Х.), а я не возражала, считая, что ему виднее ... - пробовала оправдаться Климова, которая, напомним, являлась в бригаде в тот несчастливый для Прониной день старшей!

Странно было слушать такие "объяснения" столь опытного (согласно послужному списку) медика. Я к этому моменту уже знала из уст самой Климовой, что ее постоянное место работы в клинике - приемное отделение, где она более двадцати лет работает заведующей...

Не место красит человека...

Во время этого расследования по письму читателей было еще немало других знаковых совпадений. Так, уже знакомая нам хирург Бароне из Дзирциемской поликлиники, которая первой поставила Прониной безошибочный диагноз, тоже в свое время проработала двадцать лет заведующей приемным отделением. Правда, этой клиники уже скоро десять лет как нет. Речь идет о 4-й больнице, именуемой еще клиникой Красного Креста - Именно там я постигла науку дифференцированной диагностики, - рассказывала Бароне, весьма смущаясь, про себя. - Это мой хлеб.. - А почему же не подыскали соответственно своему "хлебу" место работы? - любопытствую - Когда с ликвидацией больницы я потеряла работу, было не до выбора. Я рада, что меня здесь приютили...

А директор клиники Надежда Солодовник не скрывала своего "эгоизма" в лучшем смысле слова:

- Мы просто счастливы, что благодаря стечению обстоятельств получили такого профессионала. Мы о Зайге были наслышаны еще по ее старому месту работы...

Республиканского масштаба звезда.

Наконец я переступаю порог клиники "Гайльэзерс". Перед этим, правда, навела справки о Звиргздиньше у руководства стационара - Это специалист с республиканской славой, если не сказать больше, - заверил меня заместитель директора клиники в вопросах медицинского обслуживания Эрик Калниньш.

Звиргздиньш тоже вспомнил с ходу Пронину, но в другой связи:

- Такие больные, когда столь очевиден брак коллег из других лечебных заведений, занимавшихся ими раньше, всетаки редки в нашей практике. Хотя мне и неудобно это из корпоративных соображений утверждать. Пронина избежала необратимых последствий лишь потому, что в связи с другим хроническим заболеванием - ревмокардитом - принимала антикоагулянты. Они и тормозили форсированное развитие тромбов. В других подобных случаях нога погибла бы уже через 12 часов с момента закупорки сосудов...

В завершение своего расследования разузнаю подробнее об этом специалисте. Работает в "Гайльэзерсе" с момента его основания - почти четверть века. Доктор медицинских наук. Имеет за спиной десятки научных работ. С большой благодарностью отзывался о многих своих маститых учителях - о московском хирурге Анатолии Покровском, который и нынче в России непревзойденный специалист в области сосудистой хирургии, о профессоре Клаусе Биргере из Берлина, о Рене ван Донгене из Амстердама и, наконец, о латышском хирурге Кристапе Зариньше, работающем в Стэнфорде... Нынче Звиргздиньш уже сам выступает в роли учителя далеко за пределами Латвии - делился опытом на форумах сосудистых хирургов в Иерусалиме, в Берлине.

Источник: Инна ХАРЛАНОВА, Вечерняя Рига






||

2009 PribaltNews.ru

При полном или частичном цитировании материалов сайта, гиперссылка на www.pribaltnews.ru обязательна.